Ретейл великий и ужасный //CRN - 2008 -№3

Автор: Ольга Мельник

Розничный магазин, тем более сеть, — предприятие со сложными процессами, которые можно сгруппировать в четыре блока: склады, бэк-офис или учетно-расчетную часть, торговый зал и кассы, точки расчета за покупки. Соответственно и ИТ-решения, автоматизирующие те или иные операции, образуют не один, а несколько связанных рынков разной степени развития и уровня конкуренции.

Но насколько розничная торговля в целом заинтересована в ИТ-продуктах и услугах, насколько актуальны для нее задачи автоматизации? Опыт многих других отраслей свидетельствует, что сколько не расходуй денег на маркетинг, а пока маржа высока и труд дешев, бизнес всерьез думать об инвестициях в ИТ не станет.

Есть ли рост?

Фактор, который сдерживал до недавнего времени развитие автоматизации торговли, — это очень большая маржа и почти полное отсутствие конкуренции, а как следствие — борьбы за покупателя. По меньшей мере семь последних лет так и было, считает Андрей Скворцов, руководитель направления AutoID, Motorola и Zebra компании RRC. В последние годы положение изменилось. Общее мнение: рост конкуренции за счет прихода иностранных ретейлеров и удорожание инвестиционных денег неминуемо приведут к интенсификации, а значит, спрос на автоматизацию будет расти. Есть и другие взгляды, но все они оптимистичные.

Анатолий Степанский, коммерческий директор «Импакт-Софт», оценивает рост спроса на различные виды автоматизации торговли на уровне 50% за последние два года.

Сергей Щербина, директор по маркетингу группы компаний «Сервис Плюс», считает, что спрос растет на 21–23%, что превышает темпы роста оборота розничной торговли. Значит, розничные компании активно наращивают инвестиции в автоматизацию. Спрос неравномерен: значительный вклад вносят регионы, полагает он и прогнозирует объем рынка по итогам 2008 г. на уровне 750 млн. долл. Доля услуг в общем объеме затрат пока достаточно стабильна и составляет, по оценке Щербины, около 20%, а одной из характерных особенностей сегодняшнего рынка автоматизации торговли является то, что торговые предприятия самого разного масштаба и формата заинтересованы в сходных по функциональности комплексных решениях. По его мнению, общее требование к ИТ со стороны ретейлеров таково: обеспечить поддержку дальнейшего развития (в том числе путем открытия новых магазинов), содействовать выходу на новые рынки, объединению в одной сети различных торговых форматов и т. д.

По данным Андрея Сумина, руководителя сектора бизнес-приложений для розничной торговли Oracle СНГ, интерес к серьезной автоматизации проявляют как компании с оборотом 100–200 млн. долл., так и очень крупные с оборотом более 1 млрд. долл., работающие во всех секторах розницы.

Для компании SAP в России и странах СНГ розничная торговля в 2007 г. стала второй по объему бизнеса отраслью после нефтегазовой, говорит Андрей Филатов, руководитель подразделения по работе с клиентами. «Вокруг SAP ERP много мифов — мол, это долго, дорого и не для всех, — говорит он. — Но розничная торговля опровергает их все». Филатов подчеркивает, что, в отличие от многих других, этот рынок свободен от политики, практически все компании на нем частные, и их владельцы рассматривают ИТ как средство модификации процессов для того, чтобы выжать максимум возможного из уже созданных предприятий, а также как средство реализации своих бизнес-идей.

Рост консолидации, приход иностранных игроков и растущая активность инвестиционных фондов побуждают более мелких игроков задуматься над своей эффективностью и своей стоимостью в случае продажи, считает Владимир Скородумов, директор направления «Розничная торговля и дистрибуция» компании «Корус Консалтинг». Поэтому спрос на базовую функциональность ERP — управление товародвижением и управление финансами сохранится еще в течение полутора–двух лет, считает он.

На рынке автоматизации торговли существуют две разнонаправленные тенденции, полагает Артем Попов, начальник отдела маркетинга компании «Высший сорт»: увеличение количества розничных сетей и их отказ от громоздких единых информационных систем в пользу локальной автоматизации отдельных магазинов. В секторе СМБ ощущается сильный дефицит недорогих программ, уверен Попов.

Два последних мнения полярны, не правда ли? Ничего удивительного: их высказывают эксперты компаний, работающих в разных сегментах и продающих решения разного масштаба.

Розничная торговля в последнее время отличается очень бурным ростом и консолидацией активов, примеров слияний и поглощений можно найти не один десяток, подчеркивает Владимир Скородумов, и до завершения этого процесса еще очень далеко. Наоборот, можно предвидеть, что не далее чем в среднесрочной перспективе начнется процесс гиперроста наиболее крупных розничных сетей, которые будут не просто «выходить в регионы», а открывать магазины различных форматов в городах с населением до 200 тыс. человек и даже менее, полагает он. Соответственно количество игроков будет снижаться, их размеры — расти, а потребности в ИТ станут более специфическими. Именно такая ситуация наблюдалась некоторое время назад на рынке сотовой связи, напоминает он, когда период гиперроста завершился, почти весь рынок оказался поделен между четырьмя крупнейшими операторами.

Кроме объемного роста налицо спрос на новую функциональность. Это мнение общее, а вот какая именно функциональность нужней — тут мнений множество. Несколько общих выделить можно, и это направления новые, ранее речь о том, что они реально востребованы, не шла: управление цепочками поставок, отношениями с клиентами и программы лояльности, автоматизация распределительных центров.

Четко прослеживается желание собственников применять на практике новые торговые технологии, считает Сергей Горьков, руководитель отдела автоматизации продовольственных предприятий розничной торговли «1С-Рарус». Сейчас все более востребованы инструменты повышения качества обслуживания клиентов, сокращение очередей, предоставление дополнительных сервисов, использование мобильных рабочих мест и КПК.

Директор по маркетингу Компании СМ ТРЭЙД Ксения Чабаненко полагает, что в целом спрос на рынке автоматизации стабилизировался, ведь многие ретейлеры уже сделали свой выбор и работают в рамках выбранного решения. Активизация спроса наблюдается в сфере предоставления услуг по обеспечению комплексной безопасности и сервисному обслуживанию, считает она и указывает, что одновременно с этим наметился спрос на программы снижения издержек на обслуживание торгового оборудования, технических средств безопасности, ИТ-сервисов и инженерных систем.

Сергей Щербина отмечает повышение интереса к расширению функционала, связанного с аналитической деятельностью. Из-за роста и консолидации торговых компаний на первый план выходит развитие функциональности, обеспечивающей эффективное управление быстрорастущих компаний. Крайне востребованными стали финансовые блоки для управления крупными торговыми организациями, прежде всего речь идет о планировании и бюджетировании, полагает Александр Заржецкий, руководитель департамента автоматизации непродовольственных предприятий розничной торговли «1С-Рарус».

Вопросы автоматизации работы с персоналом также выходят на одно из первых мест для крупных розничных компаний, считает Владимир Скородумов, причем это не только расчет заработной платы, но и обучение, повышение производительности труда, методы нематериального стимулирования и т. д. Растет спрос на системы обмена коммерческими документами ретейлеров с поставщиками, равно как и на системы внутреннего документооборота, подчеркивает он, и этот процесс будет продолжаться, поскольку с удовлетворением базовых нужд на первый план выходят более специфические задачи. Например, напоминает Скородумов, несколько лет назад «теоретически» шли разговоры об управлении цепочками поставок, а сейчас ретейлеры задумываются о внедрении специализированных систем для прогнозирования спроса, оптимизации цен и формирования персонифицированных предложений покупателям.

Директор Центра компетенции по работе с предприятиями торгового сектора компании «Открытые Технологии» Владимир Сологубов называет и довольно экзотические пока возможности: частные электронные площадки-приложения объединяют портал, экстранет, каталоги, цепочки поставок и каналы снабжения, с тем чтобы обеспечить взаимодействие на уровне В2В, средства анализа и оптимизации мерчандайзинга, коллаборационное планирование как совокупность технологий, позволяющих ретейлерам максимально привлечь к взаимодействию всех торговых партнеров, в том числе на стадиях прогнозирования, продвижения и запуска новой продукции.

Получается, какой инструмент ни возьми, — все нужно ретейлу. Но есть по крайней мере одно исключение. Технологии RFID, с помощью которых можно решать многообразные задачи розницы, до сих пор широкого распространения не получают. Чего нет — того нет. И видимо, не скоро будет. Проекты появляются в промышленности, на транспорте, но не в торговле. Сергей Дудников, вице-президент компании «Систематика», директор департамента радиочастотной идентификации, поясняет: самое распространенное и полезное применение RFID — это маркировка изделия (либо заготовки) прямо на конвейере с дальнейшим использованием метки для отслеживания всего производственного и торгового цикла жизни, пока оно не попадет к конечному покупателю. Известно, что именно при внедрении по всей цепочке: производитель — дистрибьютор — дилер — ретейл — RFID-технологии наиболее эффективны. (В России уже есть такие примеры: в металлургии, в производстве труб, если не как готовое решение, то как один из реально рассматриваемых подходов. — Ред.) Но в любом проекте с участием RFID ключевой вопрос: «Кто будет наносить метки на товар и программировать их?». И сами метки, и процесс их наклейки и программирования стоят денег, напоминает Дудников. Андрей Скворцов более категоричен: «Реализация RFID в торговом зале — не просто дорогая, это супердорогая технология. Для торговли — это очень отдаленные перспективы».

Складские компании, которым нужен RFID, хотят, чтобы товар приходил к ним уже маркированным производителем, в этом случае они готовы внедрять технологию, считает Дудников. Кроме ускорения процессов учета и логистики метки могут помочь в защите товара от подделок и в контроле деятельности дистрибьюторов, так что заинтересованные в этом производители есть, но их немного. Большинство не видит в этом практической выгоды, только расходы и увеличение себестоимости продукции. «Страхи производителей можно понять. Сегодня они внедряют RFID, чтобы угодить клиенту, тратят на это деньги, а завтра он поменяет поставщика и дорогостоящее оборудование будет стоять без дела, — подчеркивает Сергей Дудников и продолжает: Практика разделения рисков пока еще внове для России. У нас такие отношения просто не успели сформироваться. И в итоге получается, что технология, которая нужна всем участникам цепочки поставки, не внедряется только потому, что они не доверяют друг другу». Можно предположить, что эта причина не единственная. При желании RFID-метки в торговом зале супермаркета можно вывести из строя «прибором», «на коленке» переделанным из «мыльницы» со вспышкой. Видимо, пройдет еще немало времени, пока технология станет достаточно дешевой и надежной для массового применения в торговле.

Кассы: островок стабильности?

Автоматизация расчетов с покупателем — видимо, самая сложившая часть ИТ-рынка в торговле, включая кассовые аппараты, компьютерные кассы, кассы для списания, выдачу чеков, сканеры штрихкодов, электронные весы и подобное им оборудование.

Знакомство с этим сегментом оставляет сложное впечатление. Во-первых, здесь сильно влияние госрегулирования. Ксения Чабаненко поясняет: «Россия является фискальной страной — это означает, что продажа контрольно-кассовой техники (ККТ), ее сервисное обслуживание жестко контролируется государственными органами. С одной стороны, до сих пор действует реестр ККТ, которую можно использовать для торговли, с другой — обслуживание кассовых аппаратов и POS-терминалов должен проводить аккредитованный Центр технического обслуживания, отвечающий за набор обязательных процедур, в том числе за постановку ККТ на учет в государственных органах».

Пока существует реестр «допустимого» оборудования, с точностью до модели, и аккредитация компаний, имеющих право его продавать, ни о каком рыночном развитии речь, конечно, идти не может. «Строгая регламентация приводит к тому, что рынок принадлежит всего нескольким компаниям, — говорит Андрей Скворцов. — Но если фискальное законодательство отменят, а в большинстве стран мира это сделано давно, и такие разговоры идут и у нас, то начнется полный передел этого рынка, появятся новые технологии. В мире фискальные органы выставляют жесткие требования к чеку, а не к машине, его печатающей. Если это произойдет у нас, очень многое можно будет сделать на этом рынке».

А пока из первой особенности — регулируемости — следует вторая: странные схемы продаж. Двухуровневый канал никто не стремится строить, поскольку, попав после суровой и дорогой борьбы в число «посвященных», каждый поставщик старается как можно быстрей вернуть вложенное, продавая и напрямую, и через дилеров, что приводит к внутренним конфликтам, весьма, как говорят, многочисленным.

Третья особенность — реальная комплексность. Сколько бы ни твердили интеграторы «общего профиля» о вреде и дороговизне «зоопарков» оборудования и софта, для большинства компаний до сих пор дешевле держать эти исторически накопленные разнообразные активы, чем разом заменить их. Но торговые компании на самом деле избегают гетерогенных систем: слишком большой риск и очень дорого в обслуживании. Поэтому связка «кассовый аппарат — его системное ПО с фиксированным интерфейсом к учетной системе — сама учетная система» оказывается довольно жесткой, и требования в большинстве случаев формируются от оборудования. Поэтому компании — поставщики ККТ занимаются и системным кассовым ПО и учетными системами, стремятся предлагать действительно комплексные решения. Другие тут просто не нужны.

Для ориентировки тех, кто работает на других рынках, Андрей Скворцов называет несколько имен вендоров и поставщиков в этом сложившемся сегменте, не претендуя на полноту списка. Вендоры ККТ: FS, IBM, NCR, Posiflex, Wincor Nixdorf. Поставщики оборудования: «Пилот», «Сервис Плюс», «Штрих М», СМ ТРЭЙД, «Транс-сити», «Атолл», ККС. Около десятка фирм разрабатывают софт для ККТ, по сути — фронт-офисную часть учетных систем.

Таким образом, этот сегмент ПО практически полностью принадлежит российским разработчикам. Было бы удивительно, если бы «1С» осталась в стороне от такого массового потребителя, как розничные магазины. Александр Заржецкий считает ключевым выход нового решения — «1С:Розница» для небольших и средних магазинов и front-end модуль для сетей таких магазинов. В ближайшее время планируется, сообщил он, анонсировать целую линейку продуктов для непродовольственной розницы: от магазинов одежды до аптек. Первые три будут доступны уже в этом году: для магазинов одежды и спорттоваров, строительных материалов и товаров для дома (DIY), для книжных магазинов.

Говоря о сегменте автоматизации точки продаж в целом, Ксения Чабаненко отмечает, что изменения в нем могут возникнуть только в случае перераспределения долей уже существующих компаний, при этом вероятность радикальных изменений очень мала, а появление новых крупных игроков вряд ли возможно.

Федор Метелкин, продакт-менеджер московского представительства компании Epson Europe B.V., отмечает, что маржинальность продукции (POS-терминалы, специализированные принтеры и пр.), как правило, выше, чем при продаже потребительской техники. «Но при этом нужно понимать, — подчеркивает он, — что продавать сложней: требуется предпродажная подготовка оборудования и индивидуальный подход к каждому клиенту. Поэтому, начиная заниматься этим, необходимо учитывать, что на развитие направления потребуется время и особое внимание персонала».

Торговый зал: поле экспериментов

Если, миновав кассы, мы войдем в торговый зал, то увидим там совсем иное с точки зрения автоматизации положение и совершенно другой рыночный расклад, кратко описываемый присловием «конь не валялся». До сей поры автоматизация происходящего здесь явно тормозилась двумя факторами: с одной стороны, низкой стоимостью труда персонала, с другой — отсутствием необходимости бороться за покупателя. Постепенно и тот, и другой фактор действовать перестают, сказывается общий поворот к интенсивному развитию и возникают новые задачи. «Рынок автоматизации торгового зала еще не заполнен, он только начинает складываться. Сегмент хорош тем, что никаких регуляторных ограничений тут нет», — отмечает Андрей Скворцов.

Сергей Щербина считает наиболее востребованными различные типы противокражных систем, решения, обеспечивающие мониторинг торговых залов и других помещений, а также решения для контроля и разграничения доступа. Быстрыми темпами растет спрос и на интегрированные программно-аппаратные комплексы контроля над кассовыми операциями, обеспечивающими не только аудиовизуальное наблюдение за кассовым узлом, но и анализ этой информации благодаря тому, что видеоряд дополняется синхронными событиями с кассового терминала, отмечает он. Судя по комментариям других участников рынка, этот метод — видеоконтроль за работой кассира — крайне востребован.

В торговом зале нужно решить еще как минимум две задачи, возможно, даже более важные: во-первых, ускорить, упростить, уточнить работу товароведов по учету, смене цен, инвентаризации и прочим подобным операциям, а во-вторых, помочь покупателю выбрать нужный товар и быстро его оплатить. Для этого покупатель должен точно знать цену любого предмета, что не всегда выполняется, а очередей в идеале быть не должно вообще. Именно на решение этих задач направлены предложения вендоров, предлагающих информационные киоски со сканерами штрихкодов, электронные ценники, электронные табло, мобильные принтеры для печати ценников, ТСД (КПК) и другие мобильные устройства. Все они связаны с учетной системой бэк-офиса, а значит, требуется Wi-Fi или иные средства беспроводной связи. Motorola, в свое время купившая Symbol и сохранившая его как отдельное подразделение внутри корпорации, по праву задает тон в этом сегменте, но конечно, это не единственный здесь интересный вендор. Исторически в России по объему устройств в сегменте ручных сканеров лидирует Metrologic, так считает Андрей Скворцов.

Правда, усилия Symbol в России, предпринятые фирмой еще в бытность ее самостоятельной, были столь успешны, что до сих пор эта марка лидирует в своем сегменте, в том числе применительно к нуждам розничной торговли.

Но есть ли на всю эту экзотику спрос? «Есть, но пока бытует мнение, что персонал стоит дешево, повального спроса нет. Как только хозяева научатся считать реальные затраты на персонал и прочие факторы, спрос начнет расти. Удачные проекты в России уже есть, и не только в западных сетях», — рассказывает Андрей Скворцов.

Страсти по бэк-офису

Как уже отмечалось выше, одна из отличительных черт автоматизации розничной торговли — серьезные требования к комплексности решений. Поэтому поставщики фронт-офисов спешат обзавестись софтом и для бэк-офисной части, считает Андрей Скворцов, называя широко распространенные «Супер маг» («Сервис Плюс»), «Домино» («Софтвест»), «Товародвижение» («Тэндо»), «Электронные деньги» (одноименная компания). Устойчивость российского софта в этом секторе обусловлена тем, полагает Скворцов, что вендоры постоянно отслеживают бесконечные изменения законодательства и идут навстречу пожеланиям заказчиков. Все эти пакеты — прежде всего гибкие конструкторы, попытки сделать их более тиражируемыми успехом не увенчались, говорит он. По-прежнему выгодней при внедрении зарабатывать на консалтинге и дополнительном программировании, чем на массовости и готовых решениях.

Бэк-офисные системы западных производителей постепенно получают все большее распространение. Рост объема продаж SAP Retail, сообщает Андрей Филатов, в 2007 г. составил более 50%. «Практически все игроки первой десятки российского ретейла, — подчеркивает он, — уже стали нашими клиентами или с ними ведутся переговоры. Мы начинали с сетей бытовой электроники, потом были сети гаджетов, сотовых, потом стало больше продуктовых клиентов. Теперь, когда в гипермаркетах идет слияние товарных групп, наши решения вызывают новую волну интереса».

По данным Андрея Сумина, десять розничных сетей в СНГ пользуются преимуществами Oracle Retail. «Мы ожидаем удвоения числа заказчиков в России и СНГ», — говорит он. Среди клиентов Oracle есть розничные компании всех направлений с оборотом от 100 млн. до 1,5 млрд. долл.

С точки зрения Анатолия Степанского, московские сети в основном уже оснащены теми или иными системами, а для ERP-систем характерна некая цикличность возникновения спроса. Дело в том, считает он, что цикл жизни ERP-систем до обновления составляет около четырех лет. И если говорить о московских заказчиках, то последний пик спроса приходился на 2006 г.: тогда компании закупили новые системы. «Если говорить о Москве, то я ожидаю в ближайшее время некое затишье, компании будут эксплуатировать системы, которые они приобрели. К 2010 г. потребуется обновление», — говорит Степанский.

Последние два года спрос все же рос, считает он, за счет развития региональных сетей. По его мнению, растет интерес к LS Retail (разработка «Импакт-Софт»), который определяется выбором региональных торговых сетей — они ориентируются на истории успеха московских «коллег», применивших тот же продукт.

Объем продаж продуктов «ВС» компании «Высший сорт» ежегодно увеличивается в 4,5 раза, сообщает Артем Попов. Активные продажи продукта начались только в 2006 г., и рынок СМБ хорошо его принял. На 2008 г. в планах разработчика — увеличить поставки в 4,2 раза, при этом 90% должны составить продажи «коробочного» ПО марки «ВС». «Наши продукты простые в использовании и в большинстве случаев не требуют затрат на обучение и внедрение», — подчеркивает Попов.

Очевидно, что, так же как рынок промышленных ERP-решений, рынок учетных систем в торговле тоже распадается на несколько сегментов, сообразно масштабам клиентов, в «высшем эшелоне» задают тон международные вендоры. Чем дальше от сетей федерального уровня и ближе к СМБ, тем дальше от консалтинга и ближе к «коробкам», и тем прочнее позиции отечественных разработчиков. Однако, похоже, что в этой отрасли успела сложиться экосистема, основанная на российском ПО, причем довольно разнообразном. Сметет ли ее волна слияний и поглощений, а также выходов на IPO, как это происходит в промышленности, или же что-то останется?

Похожая ситуация и в области автоматизации складов. Есть отечественные решения: «Бухта», «Система #1», «Логистика и склад», «Солво», но нашествие западных решений Manhatten, Radio Beacon, Logistic Vision, High Jump становится все заметней. В этом сегменте ситуация тоже пока нестабильная, несложившаяся, но главная сложность в том, что специалистов по автоматизации складов почти нет, считает Скворцов.

«На эти решения есть голод на рынке, он больше, чем на автоматизацию торгового зала и на бэк-офисную часть, но спрос сдерживается низкой квалификацией персонала. Со стороны клиентов некому толком поставить задачу, со стороны подрядчика ее некому решать. Интеграторы, которым доверяют розничные сети, прежде всего региональные, не в состоянии сформулировать такое предложение, просто экспертизы нет. Они же всегда поставляли серверы и сетевое оборудование» — так видят положение дел в RRC.

Партнерские сети

«Более 40 партнерских компаний сегодня ведут проекты по бизнес-приложениям Oracle в СНГ, что на треть больше, чем год назад, — сообщил Андрей Сумин. — По Oracle Retail экспертизу в России и СНГ развивают более 10 компаний, среди них наиболее активны Accenture, Deloitte, IBM GBS, «Квазар-Микро» и «Корус Консалтинг». Кроме того, на российский рынок пришли западные консалтинговые компании в области розницы, имеющие экспертизу по Oracle Retail».

«Сервис Плюс» уже семь лет развивает партнерскую сеть и создает систему региональных представительств. «Сейчас мы работаем практически во всех регионах страны, включая Дальний Восток, — говорит Сергей Щербина. — Во всех крупных городах рынок растет достаточно быстро, а потребности в автоматизации и, самое главное, уровень понимания возможностей современных ИТ вселяют оптимизм. Мы рассчитываем, что в ближайшем будущем регионы будут приносить нам не менее 70% оборота».

Партнерская модель СМ ТРЭЙД основана на субподряде: головная компания заключает соглашение о поставках и сервисе с территориально распределенной сетью магазинов, работы на местах выполняют локальные партнеры. «Мы создали эффективную модель сервисной службы по всей России», — считает Ксения Чабаненко. Однако здесь есть очень серьезный «подводный камень» для новых компаний, считает она. Крупные сетевые ретейлеры работают на всей территории страны с одной и той же компанией. Поэтому если, например, ретейлер уже взаимодействует с СМ ТРЭЙД в Ростове, Ярославле и Воронеже, то почти наверняка и в Иркутске он будет работать именно с СМ ТРЭЙД (с его партнером). И рассматривать предложения от других региональных компаний даже не будет, полагает Чабаненко.

Несколько отличается подход «1С-Рарус». У компании сейчас более двухсот постоянных партнеров, ориентированных на автоматизацию розничной торговли, и их число постоянно растет, говорит Александр Заржецкий. Он поясняет: «Мы умеем формировать достаточно большие проектные команды (до 50–60 человек) с участием сотрудников компаний-партнеров. Такие коллективы могут решать задачи автоматизации даже самых крупных ретейлеров и выполнять проекты федерального масштаба. В этом формате сотрудничества компания «1С-Рарус» выступает генеральным подрядчиком для клиента, распределяя по мере необходимости работы (например, запуск региональных магазинов) между партнерами».

* * *

Итак, сегодня можно выделить четыре сегмента ИТ в розничной торговле: автоматизация кассы и ККТ, торговый зал, бэк-офис, склады. Даже в наиболее сложившемся из них, в области расчетов с покупателем, есть немало возможностей, а во всех остальных их значительно больше, но... это нелегкий хлеб. Здесь надо не понаслышке знать бизнес-процессы и убеждать людей, выкладывающих деньги из своего кармана и умеющих рассчитывать рентабельность вложений...

← Назад к списку публикаций