ИНТЕГРАТОР СИСТЕМ ЗАЩИТЫ И БЕзопасности
Ru

Новый закон о розничной торговле не учитывает интересы небольших розничных сетей, о которых попросту забыли при его обсуждении и в спорах между крупными ритейлерами и отечественными сельхозпроизводителями.

Свой формат

В России принято с некоторым пренебрежением отзываться о небольших фирмах, воспринимая их как коммерческий эмбрион крупной корпорации. Но даже у нас много довольно успешных малых сетей с давней историей, например АБК, которая недавно отметила свое 15-летие. Ее оборот в минувшем году достиг 1,647 млрд рублей. «Только за 2006 год посещаемость наших универсамов, в пересчете на квадратный метр торговой площади, выросла на 15%, — говорит Владислав Егоров, председатель совета директоров АБК. — В день у нас делают покупки 50 тыс. человек, и их количество увеличивается, чему способствует программа совершенствования формата и повышения лояльности». В январе в супермаркетах АБК был зарегистрирован 50-миллионный посетитель — это произошло во время разработанной совместно с компанией Pepsi праздничной акции, в которой приняло участие 32 универсама. Международные корпорации не пренебрегают малыми сетями, рассматривая их как серьезный ресурс дистрибуции.

«Сама формулировка «малые сети» может ввести в заблуждение — это не начинающие организации, их дела не в плохом состоянии, — говорит Ирина Канунникова, исполнительный директор Союза малых сетей. — Если сравнивать налаженность бизнеса, они сопоставимы с крупными федеральными».

Такие фирмы прирастают в год одним-двумя магазинами, потому что отказываются брать крупные кредиты, привлекать инвесторов или кровожадно поглощать отдельные торговые точки. Определенный консерватизм порождает чувство надежности, основательности, поэтому с годами у этих ритейлеров складывается свой, достаточно широкий круг покупателей, несмотря на умеренность или почти полное отсутствие рекламных кампаний и расположение вдали от оживленных трасс.

В последнее время малые сети начали отходить от кустарного метода ведения продаж, нанимают менеджеров с МВА. И вообще, как показывает практика, законы рынка для них никто не отменял: добивается успеха тот, кто делает ставку на современные технологии. Владелец нескольких малых сетей Дмитрий Потапенко говорит: «Даже в первом, только открывшемся магазине вы используете сетевые технологии развития с централизацией управления, так что дальше объем уже не имеет значения». Отлаженную структуру Дмитрий «размножил», и теперь у него несколько малых сетей — в Ессентуках, Железноводске, Кисловодске, Минеральных Водах и других городах.


Небольшие игроки модернизируют системы вслед за федералами. «В этом году наша компания выполнила уже около 30 проектов по внедрению продуктов автоматизации серии SET Retail, в том числе в магазинах «Азбука Вкуса», SPAR, «Бахетле», «Био Гурмэ», «Е. Д. А.», — отметил Сергей Перетокин, директор департамента фронтальных решений СМ ТРЭЙД. — Теперь в этом списке появились «СемьЯ», «Копилка», «Лама» и др.».

Недавно созданный торгово-закупочный союз малых сетей «ЗС» систематизирует поставки и снизит цены за счет больших объемов и консолидированных сил. «Это выгодно и малым сетям, и поставщикам, и, в конечном счете, покупателю», — говорит Владислав Егоров.

«На самом деле мы не малые — у нашей сети 40 млн долларов оборота в год, — уточняет Олег Пономарев, генеральный директор калининградской сети супермаркетов «СемьЯ». — Такое название помогает отстроиться от международных корпораций. У нас своя ниша. У крупнейших игроков сетевого ритейла до 50% выручки приходится на нон-фуд. Мы получаем 80–90% на продуктах. Наша сила в интеграции с системой продовольственного рынка. А трудности такие же, как и у всякого бизнеса».

Малые сети порой насчитывают 70 магазинов, как в Томске, или 60 — как в Архангельске.

«Сильная сторона нашей компании — четкая политика, ориентированная на удовлетворение потребностей покупателей, — рассказывает в свою очередь Дмитрий Воронов, совладелец сети «Ариана». — И хотя у нас всего шесть магазинов, конкуренции со стороны федералов не боимся. Крупные сети представлены у нас дискаунтерами — «Магнит», «Дикси», скоро откроется «Лента», а это другой, отличный от нашего, формат». Понимая, что по количеству и ассортименту его магазины не смогут сравниться с гипермаркетами, Воронов решил нажать на качество, полагая, что рост благосостояния и занятости населения изменит структуру спроса, следовательно, понадобится изысканная кулинария, вкусные свежеприготовленные полуфабрикаты, — и не прогадал.

Самарская компания «Любимый магазин» пошла другим путем: с 2002 года она развивает формат магазинов шаговой доступности. «Близость к покупателю, умеренные цены, высокое качество обслуживания, яркий и привлекательный дизайн торговых залов — сильные стороны нашей сети, — рассказывает Светлана Вагнер, генеральный директор «Любимого магазина». — В этом формате в Самаре не работает практически ни одна крупная сеть. Мы планируем развиваться и в области. Чистота в магазинах, современные технологии IT, управления, мерчандайзинга и закупок позволяют нам выдерживать конкуренцию с федералами. Помогает еще и знание специфики местного рынка недвижимости, кадров и потребительских предпочтений. Важное преимущество — возможность принимать быстрые управленческие решения, что выгодно отличает нас от федеральных сетей».

Небольшие размеры и узкая пирамида управления позволяют небольшим ритейлерам гибко реагировать на запросы целевой аудитории и находить свою нишу.

Новая угроза

Привычная угроза малым сетям исходит от «поглотителей». «В последние годы крупнейшими игроками нагнетается истерия — мол, розница закончилась в развитии, у мелкого ритейла нет шансов, — рассказывает Олег Пономарев. — Нам постоянно советуют продать магазины и уйти с рынка, но поскольку предлагают не полтора годового розничного оборота, а только 0,2–0,7%, то серьезно это воспринимать нельзя. Федералы говорят: «Ваш бизнес нам не нужен, у нас все есть. Мы хотим выкупить ваше оборудование в порядке услуги и, наверно, что-то заплатим за права аренды вашей площади». Чтобы выжить, приходится расширяться, придумывать новые способы привлечения покупателей. Мы даже объединились, чтобы сказать крупным сетям: и без вас проживем». Как отмечает глава сети магазинов «СемьЯ», в прошлом году им удалось увеличить товарооборот на 55%.

«Мы будем расти и дальше — скорее всего, не органически, а приобретая некрупных игроков, — рассказывает Елена Чиркова, вице-президент и член совета директоров холдинга «Марта», директор «Гроссмарта», недавно купившего малую сеть «Незабудка». — Такой шаг вызван не только необходимостью получить в распоряжение торговое оборудование или арендованное помещение — аренда, как правило, быстро истекает, а оборудование стареет. Чрезвычайно ценна слаженная команда опытных топ-менеджеров сети, от которых зависит успех нового проекта в этом городе».

Немало хлопот приносит малым сетям самоуправство чиновников на местах. Опыт работы на руководящих должностях в сети «Пятерочка» помогает Дмитрию Потапенко (в создании сети он участвовал лично) управляться с 39 магазинами в нескольких городах. «В одном городе власти требуют обить потолки металлическим листом особого сорта, а в другом — подсветить конструкции особыми лампами. Все зависит от того, какими компаниями управляет сын-брат-сват чиновников местного муниципалитета — логика одна и та же, главное — «пропустить через своего человека», — жалуется Дмитрий Потапенко.

Представители малых сетей считают, что научились противостоять экспансии сильных конкурентов и договариваться с властью в масштабах мэрии, но в этом году угроза пришла откуда не ждали. Речь о законопроекте, который подготовил МЭРТ Германа Грефа.

Коварство документа, который призван регулировать рынок ритейла в России, заключается в том, что сейчас эта концепция существует в самом общем варианте, который только можно представить. Споры ведутся вокруг предполагаемых поправок и инициатив, в самой концепции пока что не отраженных. И неизвестно, какие еще сюрпризы будут ждать ритейлеров, когда законопроект доберется до первого чтения. Следует отметить, что Союз малых сетей успел подключиться к обсуждению законопроекта и провести несколько встреч и с представителями ФАС и МЭРТ, и с крупнейшими ритейлерами.

Интересно отметить тот факт, что «Опора» — ассоциация малого и среднего предпринимательства, куда МЭРТ отправило свою концепцию законопроекта на экспертизу, в пух и прах раскритиковала его. Наибольшие опасения вызвали несколько положений. В частности, ввод разрешительной системы на торговую деятельность и передача органам местной власти полномочий по формированию торговой политики на местах.

Положение законопроекта, касающееся «Введения в качестве общего правила разрешительной системы организации и (или) использования… торговых объектов», по мнению экспертов «Опоры», на практике означает общий запрет торговли на территории Российской Федерации. Если для осуществления какой-либо деятельности требуется специальное разрешение, говорят в «Опоре», следовательно, «сама по себе» эта деятельность запрещена. Иными словами, де-факто вводится лицензирование торговой деятельности. А это не что иное, как еще один, причем предельно высокий и коррупционный, административный барьер для предпринимателей.

А относительно предлагаемого в концепции наделения органов исполнительной власти и местного самоуправления полномочиями контроля за соблюдением норм и правил в розничной торговле в заключении «Опоры» высказывается опасение о дублировании прав территориальных подразделений соответствующих федеральных органов исполнительной власти в данной сфере, что, как правило, приводит к новым преградам развитию малого и среднего бизнеса.

Однако сами ритейлеры пока что по поводу этих положений высказываются уклончиво, видимо, полагая, что главные неожиданности еще впереди и нужно держать руку на пульсе межведомственных согласований законопроекта.

Малый не значит безобидный

События вокруг подготовки и обсуждения проекта закона о рознице заставили малые сети объединить соратников. В качестве главы Союза малых сетей Пономарев встречался с главным исполнительным директором X5 Retail Group Львом Хасисом, но в итоге Союз решил не присоединяться к крупным сетям, а отстаивать свои интересы самостоятельно.

В законопроекте МЭРТ, по мнению Пономарева, много того, что принесет вред именно малым сетям, в частности: попытка квотировать количество товаров местных производителей и запретить маркетинговые сборы. В ассортименте небольших ритейлеров более 60% товаров местных производителей, причем этот показатель у них в полтора раза выше, чем в крупных сетях. Дмитрий Потапенко подтверждает, что масштабы страны и сложности логистики заставляют иметь дело с поставщиками в первую очередь по территориальному принципу — кто ближе к магазинам в данном городе. «Если у меня и остался импортный товар, то только китайские игрушки», — смеется он. Представители малых сетей возражают против нововведения, потому что любое квотирование означает ограничение прав коммерсантов, свободной конкуренции, естественного отбора продукции, а также лазейки для всевозможных поборов и вмешательства чиновников, заставляющих покупать продукцию их сватов и кумов.

«Мы любим наших производителей, их так мало, что их нужно специально поддерживать разными государственными мерами, а не понуканием ритейлеров», — говорит Пономарев. Он считает, что, если ухудшится положение системы «местечковых лавочек», это немедленно отразится на региональных поставщиках мяса, молока, яиц и всего того, что выращивается в округе.

Интересно отметить, что малые сети ратуют за сохранение практики «входных билетов» и «ретро-бонусов», против чего так рьяно выступают отечественные производители и ФАС. По мнению Владислава Егорова, соинвестора и генерального директора АБК, отечественным поставщикам отменять их нельзя. «Родной» производитель так и не научился стандартизировать свой «сермяжный» продукт, гарантировать его качество, прочность упаковки, своевременную доставку и свежесть, что оборачивается для ритейлера возвратами и списанием пришедшего в ненадлежащий вид товара. Егоров считает, что попытки внести в закон обязанность выставлять на полки прежде всего товары ближайшего производителя исходят от тех, кто не научился выпускать нормальную продукцию и не нашел дорогу в магазин путем честной конкурентной борьбы и переговоров с ритейлом.

Руководители малых сетей активно защищаются даже от того, что, казалось бы, выгодно покупателю, но может нарушить баланс интересов не в их пользу. В частности, в качестве дополнительной антимонопольной меры представители мелкого ритейла просили ввести временные ограничения для магазинов, работающих в формате гипермаркетов и моллов.

«Это распространенная международная практика, — отметили в Союзе малых сетей. — Такая мера призвана поддержать региональные розничные сети и местных производителей и, в конечном счете, защитить интересы покупателей, которые хотят видеть на полках больше местной продукции».

Проблема оптимизации процессов, логистики, расширения ассортимента за счет переработки продуктов — это то, что малые сети могут решить сами. Но есть и то, что не поддается, по мнению Владислава Егорова, влиянию даже объединенных сил. «Завышенные арендные ставки на помещения в городах. Есть фирмы, которые могут выделять большие суммы на помещения. Ритейл в этом вопросе уступает банкам, поэтому в центре «вымываются» удобные недорогие магазины. В тупик заводит и проблема энергоснабжения. Вроде производства становится меньше, а электричества не хватает. Хочешь открыть в жилом районе новую точку — мощные холодильники, освещение, кондиционеры, но иногда подключить ее практически невозможно. Это проблема не только малых, но и больших сетей», — говорит он. Представители Союза считают, что инициатива МЭРТ, например, по «электрификации» ритейла послужила бы государственному урегулированию проблем торговли и приблизила «социальное благоденствие».

Руководители малых сетей в регионах говорят также о системе налоговых послаблений для развивающихся фирм, предоставлении займов с минимальной ставкой для расширения сети и приоритетном праве на выбор территории для губернских игроков перед федералами.

 

← Назад к списку публикаций